--

Осторожный оптимизм

2008: Чубайс и Явлинский – о жизни при тандеме

В данной депеше, датируемой апрелем 2008 года, приводится содержание бесед американских дипломатов с Анатолием Чубайсом и Григорием Явлинским. В этих разговорах либералы высказывают свою точку зрения на предоставление Украине плана действий по членству в НАТО (ПДЧ), на то, как будет функционировать тандем президента и премьер-министра, а также выражают «осторожный оптимизм» по поводу избрания на пост президента Дмитрия Медведева.

×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

5 сентября 2011
размер текста: aaa

Перевод

К О Н Ф И Д Е Н Ц И А Л Ь Н О МОСКВА 000914 SIPDIS SIPDIS E.O. 12958: РАССЕКРЕТИТЬ: 03.04.2018 ТЕГИ: PGOV, PREL, KDEM, PINR, SOCI, RS ТЕМА: ЛИБЕРАЛЫ О ЖИЗНИ ПРИ МЕДВЕДЕВЕ, САММИТЕ НАТО И ВОЗМОЖНЫХ КАДРОВЫХ ПЕРЕСТАНОВКАХ Засекретил: посол Уильям Дж. Бёрнс (William J. Burns). Основания: 1.4 (b,d).

1. (C) Резюме: В ходе ряда недавних встреч, традиционный покровитель СПС и глава РАО ЕЭС Чубайс, испытывающий политические трудности председатель «Яблока» Явлинский и редактор радиостанции «Эхо Москвы» Венедиктов назвали предоставление Украине ПДЧ «крупной стратегической ошибкой», но считают, что намерение Путина перевернуть в Бухаресте страницу своей мюнхенской речи 2007 года остается в силе. Никто из троих не знает, какие грядут кадровые перестановки, и как будет функционировать тандем Медведев - Путин, но все выражают осторожный оптимизм по поводу медведевского президентства и среднесрочных перспектив в плане определенного улучшения ситуации со свободой слова и собраний после реализации Кремлем сценария передачи власти. Явлинский ведет себя дерзко в ситуации открытого раскола в его партии и отрицательной реакции среди комментаторов-западников на его двухчасовую встречу с Путиным 11 марта. Конец резюме.

ПДЧ Украины – «ошибка»

2. (C) В ходе ряда недавних встреч с послом и сотрудниками посольства, глава РАО ЕЭС Анатолий Чубайс, его коллега по РАО и заместитель председателя Союза правых сил Леонид Гозман, а также председатель «Яблока» Григорий Явлинский высказали мнение, что предоставление ПДЧ НАТО Украине стало бы, по российской оценке, «крупной стратегической ошибкой». Чубайс считает, и Гозман с ним согласен, что предоставление ПДЧ Грузии также было бы ошибкой, но основное недовольство все же касается возможного предоставления ПДЧ именно Украине. Явлинский вновь заявил об озабоченности тем, что, сразу взявшись загружать повестку своего взаимодействия с избранным президентом Медведевым такими вопросами как Косово и ПДЧ, США вредят стратегическому характеру взаимоотношений, прочность которых имеет первостепенное значение для целого ряда международных проблем.

3. (C) Чубайс рад тому, что слышал и читал о недавно состоявшихся в Москве переговорах в формате «2 плюс 2», которые он охарактеризовал как «качественно отличающиеся» от предыдущих раундов. Он выразил надежду, что сложившаяся позитивная динамика продолжится и на следующих раундах. Чубайс сказал послу, что намерение Путина в Бухаресте — не в том, чтобы «воспроизвести Мюнхен» (речь 2007 года), а чтобы закрыть эту страницу для вступающего в должность президента Медведева. Разумеется, если Украине предложат ПДЧ, тогда речь Путина будет без сомнения более резкой, и это вызовет «огромные проблемы в наших отношениях».

Тандем Путин-Медведев

4. (C) Чубайс сказал послу, что он высокого мнения об избранном президенте Медведеве, и что было бы ошибкой недооценивать его в самом начале его президентства. Чубайс не стал делать вид, что знает, какую форму примет договоренность о распределении власти между Путиным и Медведевым, и выразил сомнение, что об этом в принципе кто-то что-то знает. Путин скорее тактик, и, по мнению Чубайса, то, как была реализована операция по передаче власти, вполне для него характерна. По его словам, Путин изначально был серьезно настроен в отношении премьер-министра Зубкова в качестве потенциального преемника, но когда на кандидатуру Зубкова плохо отреагировали элиты, Путин довольно быстро скорректировал свою позицию. Если бы нужен был «подпевала», отметил Чубайс, Путин бы выбрал Зубкова, но он явно искал нечто большее. Чубайс не стал утверждать, что знает, какова была конечная цель Путина в данной ситуации. Он предостерег от того, чтобы уделять слишком много внимания заявлениям ведущих политиков о безоблачных перспективах тандема Путин - Медведев. Явлинский, в свою очередь, сказал, как отрезал: «Медведев – это третий срок Путина», и отказался рассуждать о политических различиях, которые могли бы возникнуть во время пребывания Медведева у власти.

Перестановки в правительстве

5. (C) Чубайс хотя и повторил, что не располагает внутренней информацией, тем не менее, сказал послу, что не ждет больших перестановок в правительстве или президентской администрации. Он считает, что министр финансов Кудрин и замглавы президентской администрации Игорь Шувалов останутся, так же как останется эксперт администрации президента Аркадий Дворкович. О политической и силовой составляющих правительства Чубайс смог рассказать меньше, но, как и другие собеседники, сказал послу, что при Медведеве в администрацию президента надеется вернуться Александр Волошин. С ним не согласен редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов, по мнению которого, Волошин останется вне рамок правительства, хотя и сохранит значительное влияние в глазах и Медведева, и Путина. По словам Венедиктова, двухчасовая встреча Волошина и Путина с глазу на глаз была посвящена тому, как выстроить «тандемное» правительство, но, как и Чубайс, Венедиктов сказал, что об итогах пока никто ничего не знает. Венедиктов предсказал раздел энергетических министерств, создание дополнительных вице-премьерских постов и возможное возвышение Сергея Иванова на позицию «статс-секретаря» с более широкой сферой ответственности, чем у его нынешней должности первого вице-премьера. Венедиктов подчеркнул, что любые перестановки представляют собой «пакетную сделку», и что комбинации могут быть бесконечными.

Более либеральный политический климат?

6. (C) Чубайс считает, что недавние репрессии против главы петербургского отделения «Яблока» Максима Резника и ему подобных связаны с тем, что региональные власти слишком медленно отходят от выборов. Он считает, что это изменится, и что решение вновь открыть Европейский университет в Санкт-Петербурге — признак того, что здравый смысл торжествует. Чубайс и Гозман открыто признали, что не знают причину решения петербургских властей провести обыск в местной штаб-квартире СПС, хотя подозревают, что [причиной могли послужить] местные конфликты и решение некоторых членов СПС, в частности, председателя партии Никиты Белых и бывшего заместителя председателя Бориса Немцова уйти в более жесткую оппозицию к правительству. Еще одним проблеском надежды, по признанию Венедиктова, можно назвать тот факт, что ночное телевещание стало интереснее и живее, а также что открытое давление на «Эхо» трехмесячной давности значительно снизилось, и что новые технологии по-прежнему опережают авторитарные импульсы правительства: Интернет, блоги, спутниковое телевидение идут вперед быстрее властей. Тот факт, что Медведев утром в первую очередь читает Интернет, стал мощным сигналом к переменам по сравнению с путинскими «папками», которые ему составляют спецслужбы. Этот факт указывает на то, что новый президент будет искать информацию и в альтернативных источниках. Сторонник истеблишмента и член Общественной палаты Вячеслав Никонов отдельно согласился с этим, но сказал членам делегации USAID, что Кремль сохранит за собой два «орудия массового поражения» — федеральные телеканалы — и при этом будет игнорировать Интернет и газеты.

7. (C) Явлинский, встреча которого с Путиным 11 марта вызвала негативную реакцию среди оппозиционных политиков и редакционных комментаторов, высказал мнение, что в эпоху авторитарного правления либеральные силы вполне могут играть полезную роль, но такая роль не подразумевает «бессмысленных» уличных протестов, к которым российская общественность остается безучастной. Явлинский, чье неприятие участия петербургского отделения «Яблока» в «Другой России» и других протестных оппозиционных объединениях привело к открытому расколу в партии, утверждает, что просто критиковать правительство недостаточно. Оппозиция должна вырабатывать идеи и находить выходы на каналы принятия решений. Все «шумные» оппозиционные движения терпели крах, заметил он, либо из-за неадекватности лидеров (некоторые из них, подчеркнул он, были или должны быть идеологически отвратительны любому либералу), либо из-за скудости их идеологии. Путинское приглашение встретиться Явлинский посчитал косвенным признанием со стороны президента России, что десять процентов российского общества, которые представляют либеральные партии — «самые значимые» в обществе. Несмотря на то, что Путин «украл» голоса Явлинского и лишил его партию регистрации в ключевых регионах, он не может себе позволить игнорировать электорат, который представляют Явлинский и другие. В заключение Явлинский сказал: «Я могу ‘говорить правду’ власти в газетах и в Интернете, но если я хочу, чтобы был эффект, и хочу влиять на выработку политики, тогда мне нужно находить язык общения с правительством». БЁРНС

 

Оригинал

C O N F I D E N T I A L MOSCOW 000914 SIPDIS SIPDIS E.O. 12958: DECL: 04/03/2018 TAGS: PGOV, PREL, KDEM, PINR, SOCI, RS SUBJECT: LIBERALS ON LIFE UNDER MEDVEDEV, THE NATO SUMMIT, POSSIBLE PERSONNEL CHANGES Classified By: Ambassador William J. Burns. Reasons: 1.4 (b,d).

1. (C) Summary: In a series of recent meetings, traditional SPS patron and UES Chairman Chubais, beleaguered Yabloko Chairman Yavlinskiy, and radio station Ekho Moskvy Editor Venediktov described a MAP for Ukraine as a "major strategic mistake," but thought that Putin's intention in Bucharest remained to turn the page on his 2007 Munich speech. None knew what the future held in store for potential cabinet re-shuffles and the operation of the Medvedev - Putin tandem, but were cautiously optimistic about a Medvedev presidency, as well as about the medium-term prospects for a somewhat improved climate for freedom of speech and assembly now that the Kremlin had accomplished its succession scenario. Yavlinskiy was defiant in the fact of an open schism in his party and the backlash, among traditionally western-leaning commentators, to his March 11, two-hour meeting with Putin. End summary.

Ukraine MAP A "Mistake"

2. (C) In a series of recent meetings with the Ambassador and Embassy officials, RAO UES Chairman Anatoliy Chubais, UES colleague and Union of Right Forces Deputy Chairman Leonid Gozman, and Yaboloko President Grigoriy Yavlinskiy argued that a NATO offer of MAP to Ukraine would, in the Russian estimation, be a "major strategic mistake." Chubais, with Gozman nodding agreement, thought that a MAP for Georgia would be a mistake, as well, but saved most of his unhappiness for a possible offer to Ukraine. Yavlinskiy reiterated concerns that by frontloading its agenda with President-elect Medvedev with issues such as Kosovo and MAP, the U.S. was poisoning a strategic relationship, whose strength was paramount on a host of international challenges.

3. (C) Chubais had been heartened by what he had heard and read of the recent Moscow 2 plus 2 talks, which he described as "qualitatively different" from previous rounds. He hoped that the positive momentum established would continue through further rounds. Chubais told the Ambassador that Putin's intention at Bucharest was "not to replay (his 2007 speech at) Munich," but to turn the page for incoming President Medvedev. Of course, if Ukraine is offered MAP, then Putin's speech would undoubtedly be more strident, and that would trigger "huge problems in our relationship."

The Putin - Medvedev Tandem

 4. (C) Chubais told the Ambassador that he had a high opinion of President-elect Medvedev, and that it would be a "mistake" to underestimate him as he begins his presidency. Chubais did not pretend to know what form the Putin - Medvedev power-sharing arrangement would take, but he doubted that anyone did. Putin was more of a tactician, and Chubais described Putin's treatment of the succession as characteristic. In his telling, Putin initially had been serious about Prime Minister Zubkov as a potential successor, but when the elites had reacted poorly to Zubkov's candidacy, Putin had been agile enough to adjust. If it were a "yes" man he wanted, Chubais pointed out, Putin could have picked Zubkov, but he was clearly after something more. Chubais did not claim to know what Putin's endgame was in this instance. He cautioned against attaching too much importance to statements by leading politicians about cloudless prospects for the Putin - Medvedev tandem. For his part, Yavlinskiy stated flatly that "Medvedev is a third term for Putin," and refused to be drawn out on the policy differences that could emerge on Medvedev's watch.

Government Re-shuffle

 5. (C) Although Chubais, again, said that he had no inside knowledge. he told the Ambassador that he expected no major changes in the Cabinet or Presidential Administration. He thought that Minister of Finance Kudrin and Presidential Administration Deputy Igor Shuvalov would stay, as would Presidential Administration expert Arkadiy Dvorkovich. Chubais had less light to shed on the political and siloviki side of the Cabinet, although he joined others in telling the Ambassador that Aleksandr Voloshin hoped to return to the Presidential Administration under Medvedev. Ekho Moskviy Editor Aleksey Venediktov disagreed, arguing that Voloshin would remain outside the government framework, while retaining significant influence with both Medvedev and Putin. Voloshin's one-on-one, two-hour meeting with Putin, Venediktov said, was focused on how to construct a "tandem" government but, like Chubais, Venediktov said that no one yet knew the outcome. Venediktov predicted the splitting of the energy ministries, the creation of more deputy prime minister slots, and the potential elevation of Sergey Ivanov to a "state secretary" position that would have greater responsibilities than his current First Deputy Prime Minister role. Any re-shuffling, Venediktov stressed, would be a "package deal" and the permutations were endless.

A More Liberal Political Climate?

 6. (C) Chubais ascribed the recent crackdowns on the likes of St. Petersburg Yabloko's Maksim Reznik to the local administration's slowness in getting out of electoral gear. He thought that would change, and saw in the decision to re-open St. Petersburg's European University a sign that common sense was prevailing. Chubais and Gozman professed not to know the cause for the recent decision by St. Petersburg authorities to inspect local SPS headquarters, although they suspected that local conflicts, and the decision of some in SPS, like Chairman Nikita Belykh and former Deputy Chairman Boris Nemtsov, to harden their opposition to the GOR. As another, very slight glimmer of positive change, Venediktov acknowledged nighttime television programming was becoming more interesting and lively, the overt pressure against Ekho of three months ago had receded significantly, and technology continued to outstrip the authoritarian impulse of the government: internet, blogging, satellite television were moving faster than the authorities. The fact that Medvedev read the internet first thing in the morning sent a powerful signal of change, compared to Putin's reliance on security services-drafted "folders," and indicated that the new president would seek alternate sources of information. Establishment supporter and Public Chamber member Vyacheslav Nikonov separately agreed, telling a USAID delegation that the Kremlin would keep its two "weapons of mass destruction" -- the federal television channels -- while ignoring internet and newspapers.

7. (C) Yavlinskiy, whose March 11 meeting with Putin generated a backlash among opposition politicians and editorial writers, argued that there was a useful role to be played by liberal forces during a period of authoritarian rule, but that did not include "useless" street protests that left the Russian public unmoved. Yavlinskiy, whose rejection of the St. Petersburg Yabloko branch's participation in Other Russia and other pan-opposition protests has lead to an open schism in the party, maintained that it was not enough to simply criticize the government. The opposition needed to generate ideas and find entree into decisionmaking channels. Every "noisy" opposition movement had failed, he noted, either because of the inadequacy of their leaders (some of whom, he stressed, were or should be ideologically odious to any liberal) or the paucity of their ideology. Yavlinskiy attributed Putin's invitation to meet to the Russian President's implicit acknowledgment that the ten percent of Russian society represented by liberal parties was "the most important" in society. While Putin had "stolen" Yavlinskiy's votes and stripped his party of registration in key regions, he could not afford to ignore the constituents that Yavlinskiy and others represented. Yavlinskiy concluded that "I can 'speak truth to power' in the newspapers and on the internet, but if I want to have an effect and to influence policy, then I need to find a language to communicate with the government." BURNS

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение