--

Знакомьтесь, Jack Wood

Лютый гаражный рок из Томска

Свою творческую стратегию вокалистка Саша описывает лаконично: «Хе…чить в свое удовольствие». Репетиции часто предполагают большое количество алкоголя и групповой импровизационный транс. Имен своих Jack Wood не раскрывает: «Не хотим себя рекламировать». На сотрудничество с музыкальной индустрией не идет – из русских англоязычных групп они не только самые шумные, но и самые честные.

Егор Антощенко поделиться:
28 мая 2013
размер текста: aaa

Два года назад вы выступили на «Пикнике Афиши» и «Стереолете», а потом куда-то исчезли. Я прочитал, что собирались в Прагу поехать записываться, получилось?

Саша (вокал): Нет. Гитарист у нас сейчас уехал в Берлин, а мы с барабанщиком в Томске остались. История с Прагой не сложилась исключительно из-за моих мировоззренческих установок: намного проще ощущаешь себя там, где все создано для того, чтобы играть гаражную музыку. А когда уезжаешь в какое-то более благоустроенное место, с другой атмосферой, то и энергия исчезает. Вообще, в Европу переезжать, наверное, есть смысл, когда ты много заработал, устал и хочешь пожить в свое удовольствие, я таким человеком навряд ли стану.


«Нет никакой работы. Если группа что-то приносит – есть какие-то деньги, если нет – то их нет»


Ну а в Томске у людей к вашей музыке какое-то особенное отношение?

Когда группа появилась, я сразу поставила ультиматум – в нашем городе мы концертов не даем. Впоследствии оказалось, что это правильная штука: если ты выступил в Москве, а потом сыграл в Томске – ты автоматически считаешься крутым. Город-то достаточно задроченный, к нам мало музыкантов приезжает. Поэтому если кто-то приехал из столицы или из Питера, стараются концерт не пропустить, если вход не слишком дорогой. Один концерт мы, правда, дали – в поддержку выставки нашего менеджера Кирилла Басалаева, он еще и художник у нас. Было достаточно много народу, потом в местной прессе вышел анонс про «CBGB's по-томски».

Есть какая-то основная работа у тебя сейчас?

Нет никакой работы. Если группа что-то приносит – есть какие-то деньги, если нет – то их нет. Хотя остальные участники группы – довольно работящие ребята. Бывают какие-то моменты, когда хочется финансовой стабильности, устраиваешься куда-то. Но в итоге я все равно все работы бросаю и возвращаюсь к скитальческому образу жизни. Заниматься приходилось разными вещами: я была ди-джеем в стриптиз-баре, продавцом в магазине, джазовые стандарты пела в кафе. И сейчас, кстати, пою, когда приглашают.

А что в стрип-барах у вас играет?

Играет, естественно, полный порожняк. Меня очень долго уговаривали туда устроиться, и я, понятное дело, отказывалась сначала. Но потом поняла, что там можно себе обустроить угол таким образом, что ко мне не будут лезть мерзкие мужики с предложениями раздеться. В принципе, это была интересная задача: облагородить злачное место хорошей музыкой. Поэтому меня со временем полюбили стриптизерши, которым нравилось под меня танцевать. Профессия не слишком приятная, так хоть саундтрек ничего. Ставила самые разные вещи. Иногда слышишь песню и думаешь: «Да, вот под это было бы кайфово раздеться!» Ставишь потом – и, правда, ничего! Естественно, не у всех девушек получалось танцевать под Led Zeppelin. Хотя у них есть очень подходящие блюзовые вещи, и на них сразу клевали мужики. Просто потому что это их молодость.

Между ног никому не приходилось засветить?

Эксцессы были, но разрешались сами собой. Я, вообще-то, люблю такие ситуации, когда можно врезать кому-нибудь, кто больше тебя в четыре раза. Но на этой работе ничего такого не было. У меня такая внешность, что мне сексуальные притязания может только какой-нибудь педофил предъявить. Или очень пьяный человек. Так что всегда удавалось или отшутиться, или просто длинный трек поставить и спрятаться куда-нибудь.
 

«Либо начинаю драться микрофонной стойкой, либо, наоборот, сжимаюсь, как страус»


Гаражный рок – музыка все-таки клубная. Как тебе опыт выступления на больших открытых площадках?

В Москве нас сразу приняли очень хорошо. Я думала, все будут стоять, сложив руки: ну давай, удиви меня! Но на втором-третьем треке люди раскрепощаются. Хотя иногда это перерастает в неконтролируемое действо: все выпрыгивают на сцену, хватают тебя. Так, кстати, на концерте в «Чайна-Тауне» было. И это на самом деле страшное дело, потому что я и так оголяюсь ментально, так сказать.

Ну, гитарист может грифом двинуть, в принципе...

Да ему некогда, он же в упоении в этот момент (смеется). Так что приходится самой отбиваться... Либо начинаю драться микрофонной стойкой, либо, наоборот, сжимаюсь, как страус... А с фестивалями нам в прошлом году повезло, это правда. Это интересное ощущение: когда ты на сцене, но никто о тебе не знает ничего, кроме того, что ты проект Кушнира. Но это абсурд, даже оскорбительный местами. Кушнир, конечно, нам помогал во многом, но сразу было понятно, что наши отношения продлятся до того момента, когда он предложит заключить контракт или станет диктовать какие-то условия. Потому что я больше всего ненавижу, когда от меня чего-то требуют.

В Европу не поехали, от контракта отказались – какова дальнейшая стратегия у вас?

Записываем новый материал потихоньку, хотя без гитариста это непросто. Нас пригласили на летний фестиваль FORMA в Москве, постараемся там что-нибудь свежее предъявить. У нас все происходит довольно спонтанно: продюсера нет, менеджера, который бы нас везде продвигал, тоже. Ну, мы и не паримся особо. Это же не работа, не контрактные обязательства. Просто хе..чим себе в кайф. Можем часами играть какую-то ерунду полнейшую, и нам будет казаться, что это очень круто. А потом переслушиваешь и думаешь: «Боже, ну что за хрень».  

Группу можно послушать здесь: http://jackwood.bandcamp.com/

Концерт JackWood состоится 31 мая в клубе China-Town-Cafe.
 

См. также:

«Барто»: пой наотмашь. Группа «Барто» выпускает новый альбом «Прекрасная Эпоха», по случаю чего рассказывает «РР» о своем «острие морального стержня»

Сергей Курехин. Безумная механика русского рока. Первая глава книги Александра Кушнира о «композиторе, актере и провокаторе»

«Летели качели без пассажиров». Как России живется без Егора Летова

Не наш пенсионер. Чем так значим Боуи для России и о чем его новый альбом

«Эх, ухнем», мантры и рейв. Анализ форм: профессиональный композитор разбирает новые песни Тома Йорка, Ника Кейва и My Bloody Valentine

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Москвичёв Россаль 29 мая 2013
Таки есть польза от РР.
Спасибо что рассказали. Довольно толковая группа, надо же.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение